scholast: (philosopher lighting)
Когда Оригена спросили - чем занимался Бог до сотворения Мира, тот ответил - конечно же, Бог творил иные миры. Творчество есть сама сущность Творца, Которого посему нелепо представлять бездействующим. Но нелепо представлять Его и действующим во времени, ибо Творец более времени. Ориген, учившийся вместе с Плотином, знал, как и Плотин, что Космогонии предшествует Теогония, но предшествует в ином времени, в трансцендентом времени вечности, Собственном времени Самостановящегося Творца. Причастие человека вечному обнаруживается способностью к творчеству - постижению нового и рождению нового. Творческий дар и есть первейший знак божественности человека, знак богосыновства. Грех же есть забвение этого дара, опошление его и пренебрежение им ради влечений низшего порядка. Грех есть искажение иерархии ценностей и святынь, утрата высшей святыни - живой связи с Отцом Небесным. Но раз Бог - более мира, то и человек, сын Бога, сотворенный по Образу и Подобию Отца, также более мира, гражданин Неба. Мир же - дело Бога и его детей, потрясающий воображение художественный проект. И все мы призваны участвовать в нем, и расти в нем, для того и рождены.

А посему - с наступающим Новым годом, дорогие посетители моего блога! Божественных вдохновений, прекрасных идей и удач в их воплощении!


  
scholast: (philosopher lighting)
"Человек не может быть понят как «развившийся» из животных" - писал Карл Ясперс в "Философской вере". Он прав - человек есть тот, кто участвует в продолжающемся сотворении мира. Человек есть несущий новое, он есть творящий дух - мыслитель, художник, исследователь, изобретатель, педагог, врач. Это главное в человеке. За вычетом же этого главного в человеке останется - животное, причем довольно слабое и дурное животное. Животные прекрасны - все, в общем-то. Человек же, опустившийся до животного - отвратен. Жалок и ничтожен вид тех дикарей, что недалеко ушли от животных.

Творческий дух человека не может ни выводиться из животных, ни вообще описываться на языке причинных связей - ибо новое потому и новое, что не есть следствие старого. Моцарта можно объяснять из Баха - но лишь в той мере, в какой Моцарт не есть творец своих шедевров, а есть лишь человек, получивший хорошее музыкальное образование. Объяснения подобного рода теряют главное - отличие музыки Моцарта от опусов образованных школяров того времени.

Научные подходы к описанию человека могут быть весьма полезны, и часто являются таковыми - в антропологии, медицине, психологии, лингвистике - да наверное, в любой области знаний о человеке. Но как только научный взгляд на человека начинает претендовать на "объяснение" существа человека, на самую главную правду о нем - такой подход становится лжеучением вроде марксизма или фрейдизма, вызванным абсолютизацией частного знания о человеке, теряющим существо человека - его творческое ядро. Такая абсолютизация ведет к пагубным последствиям, ибо кардинально искажает образ человека. Происходит опошление образа человека - тем более явственное, чем более настойчива претензия "научного подхода" на сущность человека. Опошление же образа человека ведет к измельчанию и опошлению самого человека, к падению его в мир объектов среди объектов, к аморализму. Дорога от научного воззрения на человека до потери смысла жизни, преступной разнузданности или ГУЛАГа довольно короткая.

"Ибо образ человека, который мы считаем истинным, сам становится фактором нашей жизни. Он предрешает характер нашего об­щения с нами самими и с другими людьми, жизненную настроенность и выбор задач." (Ясперс, там же).
scholast: (philosopher lighting)
Не следует путать мысль с использованием данных, знаний, с обработкой информации. Мысль есть рождение нового знания. Разумеется, старое знание при этом обычно участвует. Но если дело сводится только к использованию имеющегося знания - это не мышление. Поэтому мысль уникальна, существует только однажды. Потом она превращается в некое знание. Хармс как-то воскликнул: "Как прекрасно все первое!" - он поразился чуду вообще, и чуду мысли в частности. Чудо, собственно, и есть нечто такое, чего раньше и помыслить было нельзя. В первую очередь - мысль. Ибо, если ее уже можно помыслить, значит, она уже родилась, и тем самым уже перестала быть мыслью, а стала знанием или информацией. Мысль существует только в момент своего рождения - как пламя, возникающее из ниоткуда, неожиданно, чудесно, и тут же превращающееся в нечто холодное и оформленное. Именно способность к мышлению - определяющее качество человека, отличающее его от компьютеров, способных лишь обрабатывать информацию. Мысль не может быть алгоритмически отличима от не-мысли - результата алгоритмической манипуляции информацией с возможным наложением хаоса, вроде компьютерной музыки или стихов, например. Ибо любой алгоритм движется в пространстве имеющегося знания, где нового знания элементарно нет. Алгоритм не знает, и не может знать, что такое мысль. Поэтому алгоритм не способен отличить мысль от не-мысли. Не хочу сказать, что для человека это легко, но человек, иногда хотя бы, отличает. Для научного же "наблюдателя", регистрирующего только стандартные объекты, мысль принципиально не существует. Мысль в научном смысле не наблюдаема. А значит, и человек, как тот, кто мыслит - научно не наблюдаем, научно неотличим от робота. Забавно, что научное существование оказывается строго противоположным декартовому - мыслю, значит, не существую.  

Profile

scholast: PeetsCaffe (Default)
scholast

January 2017

S M T W T F S
1234567
89 1011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 12:31 am
Powered by Dreamwidth Studios