scholast: (clio)
Западную цивилизацию в последнее время все чаще называют Иудео-Христианской. Мне это название представляется не слишком удачным: иудео создает впечатление, будто цивилизация была построена иудеями, к которым, на правах младшего партнера, присоединились христиане.

Прежде всего, христианство само по себе уже очень иудео: пророки и апостолы, как и сам Иисус, были, как известно, иудеями, как по духу, так и по плоти. Греческая философия определила тео-логизацию Библии, превращение учения небольшой иудейской секты в первостатейное мировоззрение, способное захватывать умы и сердца интеллектуалов и простонародья греко-римской ойкумены. Христианская теология есть греческая, преимущественно платоническая, надстройка над, не очень озабоченной концептуализацией, исторической, драматической, мифо-поэтической Библией. Слово иудео имело бы смысл в названии цивилизации, если бы иудеи внесли вклад в ее становление, как минимум сопоставимый с вкладом христиан. Ничего подобного, однако же, и близко не было; ни о каком значительном вкладе иудаизма в становление цивилизации, помимо его роли в самом христианстве, говорить не приходится. Да, в конце XIX и начале XX века появилось немало евреев среди крупнейших деятелей науки и искусства, но будь их и больше, это не дало бы ни малейшего основания для этого иудео: во-первых, к концу XIX века цивилизация уже сложилась, а во-вторых, эти великие евреи все получили соответствующее образование отнюдь не иешивах, а в университетах, совсем не иудеями созданных, не говоря о том, что уже их родители не были, как правило, особенно религиозны. Добавка иудео к имени цивилизации есть, очевидно, полный нонсенс— но почему же она тогда получила такое распространение? Не знаю. Мог бы только предположить, что это случилось как реакция на Холокост, как следствие чувства вины европейцев перед евреями, попытка ее загладить всеми средствами, когда всякое противодействие непомерному прославлению всего иудео было чревато получением весьма неприятного и опасного клейма антисемитизма. Впрочем, так ли оно, или дело еще в чем-то, для меня здесь не слишком важно; достаточно показать, что никаких разумных оснований для «иудео» в названии цивилизации не просматривается ни на йоту.

Но выдерживает ли критику второе слово в этом названии, не преувеличивается ли тут роль христианства в становлении цивилизации? Современное лицо цивилизации определяется научно-техническим прогрессом; Read more... )
scholast: (philosopher lighting)
Вопрос Джозефа Нидэма

Британский биохимик, эмбриолог и китаист, кавалер многих орденов и почетный член многих академий, Джозеф Нидэм (1900-1995)…

scholast: (clio)
Все чаще стала выскакивать в разных колонках какая-то "иудео-христианская цивилизация". Кто придумал такую ахинею, интересно? Иудаизм, наряду с греческой мыслью, уже является, как известно, великой составляющей христианства - зачем же его присутствие дублировать? Не говорим же "греко-христианская цивилизация", и даже не говорим "христианско-рационалистическая цивилизация" - хотя последнее имело бы гораздо более смысла. Или это в пику патриотам-антисемитам говорится? Имя цивилизации, однако, слишком важно, чтобы искажать его ради политического момента.
scholast: (clio)
Советский период имеет громадное значение в истории человечества. Опыт советского периода должен быть в полной мере осознан, из него должны быть вынесены адекватные уроки, составив иммунитет к разнообразным бациллам тоталитаризма. До сих пор этого не произошло, или же произошло в недостаточной степени. Семена тоталитарных утопий остаются весьма живыми не только в России, с ее имперской ностальгией, быстро ожившим клерикализмом,  отнюдь не ушедшим в прошлое коммунизмом, но и на Западе - в социалистических учениях разного рода, от технократических до зеленых. Гигантская бюрократия и разросшиеся паразитические слои населения составляют социальную базу учений несвободы. Единственная надежда на то, что прошлое не повторится - в отличии социальных процессов от природных. Отличие это состоит только в способности человека понять прошлое и сделать выводы. Если этого осознания не произошло - прошлое повторится. Необходимо понять - что же сподвигло массы граждан бывшей российской и германской империй на крайние формы зла? Что придало злу столь гигантскую силу? Ведь сама по себе сила есть атрибут добра. Желая добра себе и другим, мы желаем силы. Зло же само по себе бессильно. Значит, зло стало возможным только потому, что почерпнуло свою энергию из некоего добра. Зло есть искривление добра. Марксизм вырос из культа таких великих сущностей как справедливость и наука. Именно их величие и обеспечило ему фанатичную энергию революционеров, перешедшую в социальное самоубийство. Нацизм вырос из патриотизма, любви к своему народу. В следующий раз нечто подобное может вырасти из культа справедливости и природы. Надо научиться усматривать злую мутацию добра на ранней стадии, когда она еще не летальна, пока она только "гневная пена на губах ангела" (Померанц). В этом и есть задача духовного иммунитета.  
scholast: (sugittarius1)
Ницше был прав, когда указывал на хамство лозунга - "Ni Dieu ni maître!" - "Ни Бога, ни господина!". Духовный переворот нигилизма, о котором говорил Ницше, выразился и в том что человек перевел Бога в свою собственность, как-то решил, что он обладает всей полнотой прав в отношении Бога. Как будто действительно "Бог умер", и с Его останками можно обойтись по своему разумению. Что тут оказалось совершенно потерянным - всякий смысл благочестия, и всякая способность к нему. То есть, установилось хамское отношение к Богу. Иван Карамазов, чьим "возвращенным билетом" принято восхищаться, был ведь хамом и недоучкой. До его полуобразованного ума не доходило, что прежде чем решиться на протест Господу, надо хотя бы дать себе труд прочитать и крепко обдумать Книгу, через которую Господь себя открывает. О "Книге Иова", например, имеющей наипрямейшее отношение к его протесту, Иван даже и понятия не имеет. Нет, Книгу нам читать необязательно, мы и так все знаем - сейчас список гневных претензий подготовим. Немного времени прошло, чтобы "благородное" хамство Ивана перешло в оргию хамства революции. Теперь же, на развалинах, мы имеем в основном некое болото хамства - то же самое, но без былой энергетики. Единственное место, где все еще, силой векового консерватизма, как-то худо-бедно сохраняется это напоминание о дистанции - есть храм.

Это в России. В Европе же нигилизм не имел такого взрывного последствия, но это не значит, что его ядовитые плоды здесь не сыграли своей роли. Сыграли, и весьма существенно. Идея личной свободы, сопряженная с личной ответственностью перед Богом, была благородна именно в силу этой связи. Когда она эту связь потеряла, она мутировала в серию дурных инкарнаций. Всякий получил право требовать "достойной жизни", не озабочиваясь более никакими условиями для этого. Старый либерализм laissez faire был уничтожен, воникли всевозможные социализмы: интернациональный, национальный, демократический. Ни Бога, ни господина! Право на хорошую жизнь всем и каждому! Замечательные лозунги, любезные лени и безответственности. Как следствие - рост нового пролетариата, бюрократии, стагнация. Все меньше возможностей делать дело, которое только и обеспечивает растущие "справедливые требования народа". Бюджетный кризис Греции и других - только первые звоночки. Европа бодро идет к новым потрясениям. 

Америка выглядит много лучше. И неудивительно - именно в Америке наиболее сильна вера, и, соответственно, не так силен социализм. Но и в Америке нарастают проблемы нового пролетариата. 
scholast: (clio)
Самый короткий ответ на вопрос о секрете успеха Запада - гражданские свободы, либерализм. Запад расцветал и падал вслед за ними. Так было и в античном мире, и в Возрождение, и в Голландии и в Англии. Творческий человек должен иметь легитимное пространство свободной выдумки, и быть хорошо защищен: от зависти соседей, от бандитов, от анархии толпы, от рэкета властей, от фанатизма народа и его идеологов. Когда появляется свободное сословие, обеспеченное этими условиями, страна может совершить гигантский рывок вперед. Вся русская культура сложилась за 100 лет после освобождения дворянства. Уникальнейший в истории срок! До этого просто была одна большая тьмутаракань, с греческой иконописью да итальянской архитектурой. Практически нулевой литературой, живописью и музыкой. Вся русская культура создана за столетие свободы.

Если со связью свобода-прогресс - факты просто вопиют о себе, то следующий уровень - почему свобода состоялась на Западе, а не в ином месте? - глубже и потому темнее. Здесь надо говорить уже о духе цивилизации. Так вот, свободная личность была высокой ценностью христианской цивилизации. Человек создан по образу Творца - значит, его творческая потенция свята. Человек обращается к Богу как к отцу - "Отче наш" - в любое время, и его голос всегда и немедленно будет услышан любящим Отцом - который есть Творец неба и земли, всего видимого и невидимого. Этой фундаментальной свободе веры противостояли, разумеется, вечные коллективистские инстинкты толпы, жажда властвовать и готовность лизать высокие сапоги (садомазохистские комплексы), и все же семя свободы было в самом центре религии, и потому ему удалось дать всходы. Не везде удалось - восточное христианство в основном закончило свой творческий рост после Юстиниана.

В
 азиатских же цивилизациях этого семени не было вовсе, и потому прогресс там был весьма медленным. В Китае изобрели порох - но не науку. Науку могли придумать только свободные, вольнодумные люди. Напомню, что наука не есть какой угодно набор знаний, наука содержит своим ядром теорию. В Египте была масса знаний по геометрии, но науку геометрию туда принесли только греки после Александра. В имперском же Риме импульс творчества был уже совсем не тот - как и импульс свободы. 

Следующий уровень вопроса - почему свобода проросла на Западе и не удержалась в христианнейшей Византии? Религия-то была одна. Дело в том, что семя свободы погибло в Константинополе в силу сложившегося там азиатского типа власти - вертикали им. ВВП. Вертикаль несовместима с гражданскими свободами. На Западе же единовластия никогда не было. Средневековый Запад был по-своему весьма плюралистичен. Власть делилась между императорами, папами, феодальными баронами, ремесленными цехами и городскими магистратурами. Эта сложная система требовала договора и права как верховного арбитра в конфликтах этих ветвей власти. А для константинопольской вертикали право было так же нужно как и для любой другой. Ну а если Вы прошли этот уровень ответа, то следующий - почему же на Западе не сложилось единовластие? Почему император священной римской империи не захватил Рим, не подмял папу, не порубил головы всем непослушным баронам и цеховикам, итд по привычному нам сценарию? Почему средневековый Рим не стал Константинополем? Не знаю. Думаю, что Господь миловал.

Profile

scholast: PeetsCaffe (Default)
scholast

January 2017

S M T W T F S
1234567
89 1011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 09:03 pm
Powered by Dreamwidth Studios