scholast: (чаша причастия)
До сих пор многие не понимают, чем была акция Pussy Riots в храме, чьим настоятелем является глава московской патриархии. Нередко приходится слышать утверждения о хулиганстве, о кощунстве, о дурной эстетике, о том, что бы было за такое в Америке, и т.д. Все подобные соображения показывают непонимание мотивации и смысла происшедшего. А ведь казалось бы - достаточно выслушать их молитву, и все было бы ясно. Но читают, слушают - и не слышат. Да как же можно не слышать, чем же уши должны быть залеплены? Как можно не видеть, что их выступление было отчаянной молитвой Божьей Матери - молитвой оскорбленных за свою церковь горячо верующих молодых женщин? Оскорбленных за "церковную хвалу прогнивших вождей, крестный ход из черных лимузинов", за то, что "глава КГБ, их главный святой, ведет протестующих в СИЗО под конвой". Патриаршии фокусы с часами и квартирный рэкет разворачивались тогда же. Акция Pussy Riots есть такой же бунт против гнили в стенах родной церкви, как бунт Савонаролы, Лютера или Толстого. Указывать на слабость эстетики, видеть кощунство, хулиганство или "перформанс" здесь столь же умно и уместно, как сожалеть о недостаточно красивом опрокидывании столов торгашей в иерусалимском храме, как упрекать в хулиганстве или пиаре выгонявшего торговцев. Поступок Pussy Riots - личностен, свободен и жертвен, они знали, на что шли. Просидев полгода, получив еще столько же досудебно, ожидая за решеткой крупного срока, они не отрекаются от своей молитвы: "Пояс девы не заменит митингов - На протестах с нами Приснодева Мария! Богородица, Дево, Путина прогони, Путина прогони, Путина прогони ". Имеющий уши да услышит.       
scholast: (candle)
"Карнавальная ночь" разом превратила дочь харьковских массовиков-затейников, двадцатилетнюю Люсю Гурченко в сверхзвезду советского кино. Красота, молодость, таланты, безумный успех - все совпало, все было дано. И тут ей поступает некое предложение - не отказать в сотрудничестве органам госбезопасности. Дело происходит в конце 50х - "оттепель", но власть органов в СССР всегда была громадной. Вот, Люся стоит на фантастической вершине успеха - и чтобы вдруг не полететь оттуда резко вниз, надо всего-то без лишнего шума поклониться кому следеует. И потом - сиять в самых лучших, мыслимых и немыслимых ролях, в окружении всенародной любви. Поклон же пусть и неприятен, но ведь и незаметен, и "все так делают". Да и чего от нее могло требовать такое сотрудничество? От звезды такого масштаба не требуют тривиальных доносов - для этого есть кто попроще. От звезд требуется работа экстра-класса - воспеть власть, заклеймить врагов. Им поверят - как никому. Одно такое "искреннее" выступление народной любимицы весит столько, сколько не весят пропагандистские трудодни всей идеологической серости вместе взятой. Склонить такую звезду к сотрудничеству - о, это высокий успех для товарища в погонах, есть ради чего стараться, и кому попало такую задачу не доверят. И вот - двадцатилетняя Люся дракону отказала. Она не могла не знать, что ей это дорого будет стоить - ей было страшно. У нее не было никаких оснований сомневаться в силе угрозы. Ну и жизнь тут же стала демонстрировать ей эту силу. Никаких первых ролей, поганые фельетоны с мерзкими карикатурами в центральной прессе - одумайся, Люся, не будь дурой, согласись с кем надо - делов-то - и все вернется, и снова все двери откроются, все люстры засияют, все владыки падут на колени. Но Люся так и не одумалась, так и осталась при своем "нет" - и при вытекающих из него безролье, углах и общежитиях, безденежье, крушения столь блистательно начатой актерской судьбы.

Через много лет, когда ей было уже сорок - звезда этой гениальной актрисы вспыхнула - и не менее ярко! -во второй раз. Удавалось ли подобное кому-нибудь еще?

PS
Когда я высказывал эти соображения некоторым знакомым, то нередко слышал в ответ решительные возражения, сводившиеся к тому, что можно назвать снижением тона, отрицанием подвига. Это неудивительно - такая сила духа, проявленная вдобавок не всенародно славимым суперменом с волшебным мечом, а девчонкой-актрисой, и совершенно неприметно для посторонних, не может не унижать зрелых мужей, с юности твердо усвоивших необходимость послушания дракону, безумия и бессмысленности каких-либо протестов. Кукиш в кармане, а в глаза "чего изволите?", потихоньку отползти от повинности - вот наши формы протеста, а твердое "нет" в глаза - это просто глупость какая-то. Ну и подвиги наши - только во славу власти. Собственно, только власть и выдает у нас бесспорные сертификаты подвигов. Так вот, выслушав все эти возмущения моим неоправданно пафосным тоном, я все же настаиваю, что Люся совершила подвиг, и подвиг высочайшего класса. Когда воин геройски гибнет в бою, его окрыляет единство с боевыми товарищами, с Родиной. На миру, как известно, и смерть красна. Когда диссидент идет в тюрьму за убеждения, поддержкой ему служит его партийное братство у себя в стране и за рубежом. Он - герой своего особого народа, и это братство имеет огромное значение. Люся же стояла совершенно одна, ее геройство было только личным, без какой-либо внешней поддержки. Более того - именно следование внутреннему голосу гарантировало не только материальные проблемы, не только падение с Олимпа, но и всенародное втаптывание в грязь - без всякой тени восхищения ее поступком с чьей-либо стороны. Подвиг Люси Гурченко есть отказ от власти над расстилающимся под ее ногами земным царством ценой поклона князю мира сего. Именно это и есть высший разряд подвигов. 

PPS
Дорогая Людмила Марковна, как здорово, что Вы посетили этот мир!

Profile

scholast: PeetsCaffe (Default)
scholast

January 2017

S M T W T F S
1234567
89 1011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 19th, 2017 01:30 pm
Powered by Dreamwidth Studios