scholast: (sugittarius1)
Тайны физики и их разоблачения, окончание

Начало здесь. ОБЪЯСНЕНИЯ НЕПОСТИЖИМОГО Вигнеровская статья о непостижимой эффективности математики уже более полувека…

scholast: (sugittarius1)
Тайны физики и их разоблачения, часть I

Полгода назад, когда это сочинение уже было написано, и я раздумывал, где бы его опубликовать, отец Кирилл Копейкин любезно…

scholast: (sugittarius1)
Значение физического открытия

Объявленная регистрация гравитационных волн—хороший повод поговорить о значении открытий фундаментальной физики. Люди…

scholast: (philosopher lighting)
В прошедший День Независимости и Хиггс-бозона, на собраниии Чикагского Философского Форума в доме Андрея и Галины Иванченко была доложена наша орденоносная статья, впервые по-русски. Важность рассматриваемой темы может быть продемонстрирована цитатой одного из отцов “Стандартной Модели” Стивена Вайнберга:

“То, что предстает как тонкая настройка, вызывает во мне удивление. Единственное объяснение ей, отличное от теологического—мультиверс, то есть, вселенная, состоящая из множества частей, каждая со своей структурой законов природы и своими фундаментальными константами”.

Мы показали, что это мультиверсное объяснение проваливается, и даже по двум причинам. А раз так, то теологическое объяснение оказывается доказанным методом от противного. Возможностей отвергать его на почве разума совершенно не просматривается.


scholast: (philosopher lighting)
Коротко о Пифагорействе

Гениальное прозрение пифагорейства состояло в открытии математики, притом двояком открытии. Во-первых, она была открыта как…

scholast: (philosopher lighting)
"Пифагорейская Вселенная"—в финале FQXi !

Вчера в полночь по Нью-Йорку закончился первый тур ежегодного конкурса сочинений, проводимого Институтом Основополагающих…

scholast: (philosopher lighting)
Вера фундаментальной науки, ЧФФ, завершение

В субботу 6 декабря состоялась очередная встреча Чикагского Философского Форума—как всегда, огромная благодарность…

scholast: (philosopher lighting)

Представленная статья была задумана как научная и метанаучная одновременно.  Уже этим она изначально разрушала установившиеся рамки и разграничения—свободно, как ей будет угодно, двигаясь от физики к метафизике и обратно. Это движение, однако,  мыслилось не только свободным, но и строгим, следуя внутренней логике вопросов и ответов, подобно разбираемой шахматной партии, где найденному сильнейшему ходу за белых следовал поиск лучшего хода за черных, и опять за белых, и так до некоего финала—очевидно, промежуточного. Сопровождавшая этот поиск реакция зала не позволяла пропустить без разбора ходы, явно сулившие выгоду одной из сторон. Какой же путь мы проделали и куда же пришли?

Вслед за Витгенштейном и Уилером, мы поставили вопрос о природе законов природы - почему они таковы, а не какие-то иные? Прежде всего - почему они просты - настолько просты, что могли быть усмотрены за потоком явлений? Обычно говорят о познаваемости законов - мы же говорим прежде всего об их простоте, ибо она объективна. Познаваемы же они, потому что просты, а не наоборот. Их простота - в небольшом числе и простоте принципов, их задающих, а значит - и в простоте их математических выражений. Закон всемирного тяготения, например, состоит всего из  семи символов. Но этим его простота не исчерпывается: вдобавок, закон всемирного тяготения следует из сохранения потока переносчиков взаимодействия в однородном и изотропном пространстве, - собственно, благодаря этому он и был угадан католическим патером, отцом Исмаэлем Буйо (Boulliau, лат. - Bullialdus) за 40 лет до Исаака Ньютона, что, к слову, и было подчеркнуто Ньютоном на слушаниях Королевского Общества, посвященных разбору претензии Гука на авторство этого закона. Гука Ньютон отшил весьма элегантно - справедливо указав на отца Буйо как своего подсказчика.

Вообще говоря, можно было бы представить вселенную, где каждый закон задан формулой в сто-тысячу-миллион-бесконечность символов—закон, не следующий не из какого простого принципа. Да будь этих символов даже и пару десятков—он был бы уже непознаваем. Итак, почему же законы природы таковы, каковы они есть, почему они, в частности, просты?

Ответ на такой вопрос не может указывать ни на что специальное и составное - в таком случае вопрос возник бы опять - почему эта специально-составная конструкция а не какая-то другая? Ответ может указывать лишь на что-то простое, нераздельное, тотальное. Например--на полный хаос. Действительно, хаос не делится в себе на тот или этот, он бесструктурен, он есть тотальное ничто. Хаос рождает все что угодно. С некой долей условности, его можно представить себе как принтер, с равной вероятностью выдающий, и уже выдавший любые последовательности символов из алфавита бесконечной длины. Все тексты отпечатаны; доля хотя бы грамматически корректных из них, разумеется, равна нулю. Так вот, может ли полный хаос быть источником нашей вселенной? Нет, не может. Если бы весь видимый мир и мы сами оказались одним из бесконечных порождений этого полного хаоса, следовало бы ожидать немедленного конца света—вероятность дления такого мира равна нулю, у него нет никакой укорененности, устойчивости, он лишь пустой, ни на чем не укрепленный, мираж порядка и смысла. Да, в этом хаосоверсе есть все тексты, есть там, например, любой длины куски “Войны и мира”. Но если до сих пор мы читали роман, выданный именно этим принтером, и получилось, что дочитали до пятисотой страницы—то что же следует ожидать на странице 501? А следует ожидать, притом с вероятностью единица, не продолжения романа, но абсурдного набора символов, дырбулщилубещунскура, даже хуже. Этот принтер не ведает ни фонетики, ни грамматики, ни логики, ни смыслов. Мы же продолжаем читать роман, обнаруживая пусть не полные, фонетику, грамматику, логику и смысл. Светопреставление не происходит, дырбулщилубещунскур тоже присутствует, но ограничен некими рамками.

Итак, хаос не может быть истоком законов природы, эта гипотеза опровергается длящемся существованием мира во времени. Искомым истоком может быть только другая тотальность - но какая же?  Что еще у нас есть, какие еще кандидаты на эту позицию? Законы есть умозрительные сущности, они наблюдаются в пространстве ума. А значит, тотальностью, их порождающей, и не может мыслиться ничто иное, как сам ум, как универсальное пространство совершенного ума, лучше сказать—Ума. Подчеркнем, что совершенство этого порождающего Ума - не есть произвольное дополнительное требование; оно есть ни что иное, как условие его тотальности. Действительно, если бы этот порождающий Ум оказался несовершен, возник бы вопрос - откуда произошли его сбои, ошибки и слабости? Для объяснения таковых пришлось бы вводить иную, чуждую Уму сущность, тотальность истока законов природы была бы утрачена, возникла бы двойственность, порождающая все тот же вопрос - почему эти два начала сложились так, а не иначе? Итак, источником законов мироздания может быть лишь совершенный Ум. Как миропорождающий, Ум внеположен или трансцендентен своему творению, подобно тому, как художник внеположен пространству картины, трансцендентен ей; на картине может быть лишь образ художника.

Итак, с логической неизбежностью мы приходим к выводу о совершенном Уме как истоке законов природы. Хорошо, но о себе-то мы знаем, что наш ум несовершен, ограничен, а потому о совершенном Уме мы ничего сказать не можем; цели Его, ценность для Него нашего мира и нас самих нам неведомы. Не может ли так оказаться, что Он с полным безразличием произвел все мыслимые миры? Произвел с полным равнодушием к их обитаемости, к простоте--а значит, и познаваемости--их законов обитателями этих миров? Что Ему все равно, будут ли законы природы того или иного обитаемого мира познаваемы?  Да ведь именно такова и есть гипотеза Тегмарка, хотя он и не говорит о Творце, даже называет себя атеистом. Но кем себя считает Макс Тегмарк, для нас здесь вообще-то неважно. Следуя поиску ответа на вопрос о природе законов природы, мы пришли к совершенному Уму, а следующим за этим вопросом возник вопрос о мультиверсе Тегмарка, о “математической демократии”, где каждая математическая структура, существующая математически, существует и физически, и все структуры входят в мультиверс на равных правах, в силу предполагаемого безразличия их источника к их качествам. К слову сказать, Тегмарк, по нашему мнению, ошибочно характеризует свои взгляды как атеистические: фильтр математической корректности законов его мультиверса, недопущение туда нелепостей и абсурда, предполагает единую гарантию такой корректности, каковой гарантией может быть лишь трансцендентный Ум. Итак, размышляя о безразличии или небезразличии Творца к обитаемости вселенных и познаваемости их обитателями своих законов природы, мы пришли к вопросу о мультиверсе Тегмарка, как следствию предполагаемого безразличия Ума к качествам вселенных. Не пересказывая еще раз рассуждения статьи, напомним, что гипотеза Тегмарка там опровергнута на основе простоты, широкого диапазона применимости и исключительной точности открытых наукой законов природы. Так что, не только чистый хаос не может быть источником вселенной, но и тот минимально заинтересованный в мирах Ум, предполагаемый гипотезой Тегмарка, также не может быть этим истоком, хотя и по более тонкой причине, открывшейся лишь в последнее время.

Таким образом, вывод статьи был сформулирован в ней неточно. Он был сформулирован, как доказательство происхождения мира от совершенного Ума. Нет, для такого вывода не требуется опровергать гипотезу Тегмарка, достаточно лишь усмотреть невозможность хаоса как истока мира, и заключить об Уме от противного. Опровержение гипотезы Тегмарка есть нечто большее, чем доказательство происхождения от совершенного Ума. Оно есть доказательство небезразличия Ума к качеству вселенной. Ум действует целесообразно, именно этим Он отличается от не-ума. Опровержение гипотезы Тегмарка и означает наличие целей, как минимум скоррелированных с познаваемостью вселенной, так или иначе ее требующих. А значит, требующих простоты законов, как условия их познаваемости. Это пока все, что можно сказать на базе чистой логики. Пока все - на сегодня. Немного погодя продолжим наши изыскания.  

ПОСТПОСТСКРИПТУМ О СВОБОДЕ СЛОВА

Статья Тегмарка была опубликована в одном из ведущих научных журналов, “Foundations of Physics”. Наша статья (несколько сжатая английская версия “Происхождения Космоса”), показывающая несостоятельность его гипотезы, не только была отвергнута этим журналом (это бы ладно, пути реферируемых статей неисповедимы), но не оказалась пропущенной даже и в безразмерную мировую библиотеку научных текстов, arXiv.org. Эта библиотека не имеет экспертной оценки качества статей, имея только модерацию, определяющую, нет ли в статьях чего подрывного или уж слишком оскорбляющего добрых людей. Так вот, нашу статью arXiv.org отверг, и без объяснений - за всю мою многолетнюю научную карьеру я ни разу не слышал, чтобы arXiv.org отверг хоть что-то. Но мы такого удивительного результата добились - этим можно гордиться! Даже один из членов Совета arXiv.org, проф. Andrew Connolly, взявшийся было разрешить этот редкий казус, не смог ничего сделать. Очевидно, нам удалось посягнуть на какие-то сверхсерьезные скрепы-основы, на самое святое. Как тут не задуматься о советском научно-атеистическом прошлом, как-то втихую подступающем к западному будущему. Ну, надеемся все же, СССР не восстанет из гроба - да еще и в Америке. Мы, во всяком случае, будем сопротивляться.

scholast: (sugittarius1)
Первая

Вторая

И третья части моего ответа на вопрос о природе законов природы, или, что то же - на вопрос о происхождении Космоса.

Profile

scholast: PeetsCaffe (Default)
scholast

January 2017

S M T W T F S
1234567
89 1011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 12:48 am
Powered by Dreamwidth Studios