scholast: (sugittarius1)

Р. Фейнман


Атеистом был, например, Ричард Фейнман (1918-1988)—один из самых известных физиков второй половины прошлого века, харизматичный нобелевский лауреат, автор фейнмановских диаграмм, интегралов по траекториям и блистательного курса лекций по физике. На вопрос интервьюера: “Вы относите себя к агностикам или атеистам?” Фейнман ответил:  «К атеистам. Называть себя агностиком было бы для меня попыткой улизнуть и выглядеть покладистей, чем я есть по этой части. (Agnostic for me would be trying to weasel out and sound a little nicer than I am about this.)» Хорошо, но ведь атеизм есть отрицание, а в чем была позитивная вера Фейнмана? На этот счет сомневаться не приходится—Фейнман был вдохновенным певцом прекрасной математики, выражающей законы природы. Вот одна из примечательных цитат на этот счет, из “Характера физических законов”, большой статьи 1965 года:

Читать дальше )
scholast: (sugittarius1)

“В нашей стране атеизм никого не удивляет,—дипломатически  вежливо сказал  Берлиоз,—большинство  нашего населения  сознательно  и  давно перестало верить сказкам о боге.”
М. Булгаков, “Мастер и Маргарита"


Доля атеистов и агностиков среди населения США весьма невелика—всего около 4%. Другое дело, научные сотрудники—тут эта цифра достигает уже 50%. Среди же продвинутой их части, по разным оценкам, эта доля колеблется от семидесяти до почти ста процентов. Среди философов атеисты/агностики тоже доминируют, их примерно 70%. Нет сомнения, что научные сотрудники—более интеллектуальная категория, чем население в целом, а философы лучше подготовлены к разрешению метафизических вопросов, чем граждане и даже ученые. Отсюда, казалось бы, и следует, что чем качественнее ум, чем более он подготовлен к разрешению одного из главнейших вопросов бытия, тем вернее он склоняется либо к отрицанию Бога, либо к отбрасыванию этого вопроса как лишнего или бессмысленного. Чем не доказательство правоты атеизма от выбора интеллектуалов? Надо полагать, интеллектуалы были убеждены какими-то разумными аргументами? Или не в специальных аргументах здесь дело, которых, может быть, даже и нет, а убеждение пришло каким-то иным путем?
Читать далее )
scholast: (philosopher lighting)
Предлагаемое эссе продолжает линию статей “Вера в разум и его культ” и “Человек глазами науки”. В данном случае, в центре внимания - вопрос об истоке гармонии природы, о “теориях всего”, Хаосе и Творении. В частности, рассматривается космологический дарвинизм и слабый антропный принцип, играющие центральную роль в попытках научного объяснения “тонкой настройки Вселенной”, то есть такой структуры законов природы и значений констант, что делает возможной существование разумного наблюдателя. Показано  противоречие космологического дарвинизма пост-ньютоновскому состоянию самой теоретической физики как факту.
scholast: PeetsCaffe (Default)
Эта статья продолжает тему предыдущей, тему веры в разум и его культа. Как показала вызванная той статьей большая дискуссия, многие важные моменты требовали дополнительного освещения, что я и пытаюсь хоть отчасти выполнить публикацией этого текста.
scholast: (philosopher lighting)
По предложению Алексея Цвелика, любезно пригласившего меня в "Сноб", поместил там свое эссе по истории и философии науки, бросающее вызов кое-каким благоглупостям об отношении веры и разума. Эссе собрано из трех больших постов, недавно здесь выставленных:

Парадоксальное величие разума - часть I
Парадоксальное величие разума - часть II

Наиупрямейший противник мышления

scholast: (philosopher lighting)
В "Тимее" Платон рассказывает о происхождении мира вообще, человека и живых существ в частности. Именно в таком порядке - сначала человека, а потом жизни, как результата деградации душ в их последовательных перевоплощениях. Первыми были созданы мужчины, женщины же появились следующим образом:

Вот что скажем мы об этом: среди произошедших на свет мужей были и такие, которые оказывались трусами или проводили свою жизнь в неправде, и мы не отступим от правдоподобия, если предположим, что они при следующем рождении сменили свою природу на женскую, между тем как боги, воспользовавшись этим, как раз тогда создали влекущий к соитию эрос...

Жизнь же в ее разнообразии явилась следующим образом:

Растить на себе перья вместо волос и дать начало племени птиц пришлось мужам незлобивым, однако легкомысленным, а именно таким, которые любили умствовать о том, что находится над землей, но в простоте душевной полагали, будто наивысшая достоверность в таких вопросах принадлежит зрению. А вот племя сухопутных животных произошло из тех, кто был вовсе чужд философии и не помышлял о небесном, поскольку утратил потребность в присущих голове круговращениях и предоставил руководительство над собой тем частям души, которые обитают в груди. За то, что они вели себя так, их передние конечности и головы протянулись к сродной им земле и уперлись в нее, а череп вытянулся или исказил свой облик каким-либо иным способом, в зависимости от того насколько совершающиеся в черепе круговращения сплющились под действием праздности. Вот причина, почему род их имеет по четыре ноги или даже более того: чем неразумнее существо, тем щедрее бог давал ему опоры, ибо его сильнее тянуло к земле. Те, которые были еще неразумнее и всем телом прямо-таки распластывались по земле, уже не имели нужды в ногах, и потому бог породил их безногими и пресмыкающимися. Четвертый, или водный, род существ произошел от самых скудоумных неучей, души которых были так нечисты из-за всевозможных заблуждений, что ваятелям тел стало жалко для них даже чистого воздуха, и потому их отправили в глубины – вдыхать мутную воду, позабыв о тонком и чистом воздушном дыхании. Отсюда ведет начало порода рыб, устриц и вообще всех водяных животных, глубинные жилища которых являют с собою возмездие за глубину их невежества. Сообразно этому все живые существа и поныне перерождаются друг в друга, меняя облик по мере убывания или возрастания своего ума или глупости.

Насколько могу судить, научная братия, вкупе с наукоидной философией типа Сёрла, должна давать обильное пополнение прекрасному племени птиц. Вчера, на празднике науки в ЦЕРНе, не раз в этом убеждался.
scholast: (philosopher lighting)
называемое часто "материализмом", есть недомыслие, навязываемое духом времени. Сословная метафизическая слепота наукоидов состоит в том, что им особенно сложно это недомыслие преодолеть; оно - их профессиональное отупение, вроде грубости руки молотобойца. Бубер назвал эту слепоту "затмением Бога" - весьма точно, по-моему. Живой Бог затмевается космическим Логосом. Это затмение было провозглашено Спинозой более трех веков тому назад, и слово его оказалось вещим. Согласно материализму, мир и человек есть машины, чьи моторы и шестеренки движутся по некоторым правилам. Именно так смотрит на мир наука - таков ее особый, специальный угол зрения. Задача науки - эти правила разглядеть и сформулировать везде, где только возможно. Научное познание требует и живет дерзновенной верой в свою безграничность. Материалисты - застрявшие в углу зрения науки, вросшие в него, ничего помимо этого угла и не знающие. Материалист стремится мыслить в парадигме науки, но не способен рассмотреть саму науку как один из аспектов мироздания, ибо научно о науке мыслить невозможно. Чтобы мыслить о науке надо выйти за ее пределы, увидеть ее границы внутри большего, чем наука. Но выйти из научного модуса познания материалисту некуда - он запер себя там и самоослепил для надежности. Тот факт, что человек, якобы биоробот, вдруг вышел на рассмотрение мира в космическом размахе 45 порядков величин - как-то нимало не смущает материалистов. Спросишь - а как такое возможно автомату - вдруг самостоятельно расширить свой обзор до 45 порядков? И ответят тебе преспокойно - ну, придет время, наука объяснит и это. Да откуда же у биоробота берется такая странная способность - открывать новое, да еще в таком масштабе? А ничего, мол, не волнуйся: придет время - наука все это объяснит.

Такая вера: человек есть автомат, а потому возможности науки безграничны. Уникальной чертой этого абсурда является неотъемлемая догма о собственной рациональности.
scholast: (philosopher lighting)
В книжке Доукинза "The God Delusion" приводится статистика, свидетельствующая о доминировании атеизма среди нобелевских лауреатов - в качестве аргумента антинаучности веры в Бога. Дескать, извольте выбирать - или с дремучей верой, отбрасываемой самыми мощными умами, или с передовыми взглядами, этими умами разделяемыми. Согласно этой статистике, с еще большим единодушием отвергается живой Бог, вмешивающийся в судьбы мира. И уж совсем мало кто из людей науки верит в Бога, отвечающего на личные молитвы. Попробуем присмотреться внимательнее, о чем на самом деле говорит этот указанный видным "научным атеистом" факт. Вне сомнения, факт свидетельствует о некоем противоречии между интенсивными занятиями наукой и верой в Бога - особенно в живого Бога.  Самое же интересное - откуда эти безбожные взгляды проистекают.

Многими молчаливо предполагается, что среднестатистический большой ученый, как правило, изрядно поработал над своим мировоззрением, что достиг в этом вопросе высоты общечеловеческих познаний. Мой скромный опыт общения с крупными и неслабый опыт общения со средними и рядовыми деятелями науки говорит однако, что дело обстоит строго наоборот: среди коллег вообще, и среди их высшего слоя в частности, доминируют люди крайне безграмотные в отношении таких предметов как философия, история, религия. И это утверждение в равной мере касается моих российских, американских и европейских коллег. Это печальный факт, для меня особенно печальный: в этой всемирной тьмутаракани я ведь живу. Есть несколько причин этой темноты коллег, но первая лежит на поверхности. Конкуренция в научном мире чрезвычайно высока, путь в профессию весьма длинен, и чтобы выбиться в люди и не выпасть оттуда прежде времени, надо тяпать, тяпать и тяпать свою выбранную делянку с самых юных лет и чуть не до гробовой доски. Се ля ви. На философию и прочие гуманитарные радости просто не остается никакой возможности. Вот было бы интересно увидеть статистику: многие ли научные лауреаты прочли хотя бы Платона, хотя бы Декарта - уж о Библии умолчу. Среди моих многочисленных знакомых даже и Декарта совсем мало кто читал - хотя он и признан одним из отцов науки, да и написал не так много. А если кто и открывал сих отцов рационализма - так почти всегда и закрывал тут же. Ведь читать их - это не ленту новостей просматривать. Требуется начать мыслить - а мыслить ученый умеет только в установленной среде науки, ну и в житейских делах. Философия же требует иного рода мышления, сталкиваясь с которым человек науки теряется и мало что вообще понимает, даже у отца науки Декарта, а потому и закрывает тут же философскую книгу, и не без раздражения закрывает. Взять хотя бы и такого, относительно неплохо образованного наукоида, как профессор биологии Доукинз - на каком уровне идет его атеистическая полемика? Декарт доказывал существование Бога. Можно у атеиста Доукинза найти дискуссию с теистом Декартом? Или с практическим теистом Кантом? О Кьеркегоре или Достоевском тут и речи не идет, а имя Бубера вряд ли проф. Доукинз и слышал. Нет, не попадалась мне на глаза дискуссия Доукинза даже и с отцами рационализма о бытии Бога. И не думаю, что способен  сей научный атеист подняться на уровень не то что достойной полемики с Декартом или Кантом, а хотя бы приличного их понимания. Кажется, он это и сам знает, а потому и помалкивает касательно сих неудобных авторов. Подчеркну тут еще раз, что по сравнению с массой ученых, крупных и средних, проф. Доукинз - без преувеличения, светило философской мысли. 

Хорошо, в массе своей наукоиды философски темны и малограмотны - включая и верхний слой. Но почему же тогда они вообще судят о том, в чем крайне некомпетентны? Почему бы не сказать - не знаю, как тут и рассудить, вопрос за пределами моего образования. А гордость куда девать? Речь идет ведь не о частностях, вопрос-то наипервейший, стыдновато здесь признать свою умственную инвалидность. Во-вторых же, ученый попросту прикладывает матрицу научной мысли - а ничего иного у него нет - к мирозданию в целом. Философская безграмотность именно к этому его и склоняет. То обстоятельство, что наука добывает знание объектов, что она всегда оставляет творческого субъекта вне поля своего видения - это маленькое обстоятельство остается благополучно проигнорированным тем самым субъектом, которому мышление о субъекте неведомо. А потому, нимало не смущаясь своего крайнего невежества, наукоид как правило что-то заявит на вопрос о Боге от имени всего образованного человечества, с точки зрения науки. А то, что в этом вопросе научное познание неадекватно, не может задавать стиль мысли, но может и должно рассматриваться как особый и важный факт в контексте метафизического познания - ему невдомек.

Думаю, что ситуация достаточно безнадежна - темны в своей массе люди науки, и даже чем выше - тем темнее, и ничего иного от них ожидать не приходится. На самом-самом верху, однако, на самой вершине Олимпа, там тьма редеет, там есть кого послушать. Метафизические размышления Эйнштейна, Бора, Гейзенберга, Шредингера, Вигнера, Комптона весьма содержательны, глубоки, волнующи... Но ведь даже и этих авторов наукоиды обыкновенно не раскрывают. И некогда им, и не очень интересно.

Profile

scholast: PeetsCaffe (Default)
scholast

January 2017

S M T W T F S
1234567
89 1011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 12:43 am
Powered by Dreamwidth Studios