scholast: (sugittarius1)
Выдающийся математик прошлого столетия Давид Гильберт (David Hilbert), выступая в 1930 году в Кенигсберге перед сессией Немецкого Научного Сообщества, подчеркнул высокое значение самой непрактичной области чистой математики:  

"Чистая теория чисел - та область математики, которая пока не нашла применения. Но именно теорию чисел Гаусс называл царицей математики, и именно теория чисел владела умами почти всех великих математиков, включая самого Гаусса. Того же мнения придерживаемся и все мы. Наш великий кенигсбергский математик Якоби думал так же; Якоби, чье имя стоит рядом с именем Гаусса и произносится с благоговением всеми, кто занимается нашей наукой. Фурье сказал однажды, что основная цель математики заключается в объяснении природных явлений, и Якоби обрушился на Фурье за это высказывание со всей мощью своего необузданного темперамента. Такой философ, как Фурье, возглашал Якоби, должен был бы знать, что единственная цель всей науки состоит в возвеличивании человеческого духа и что с этой точки зрения любая задача чистой теории чисел столь же достойна внимания, как и любая проблема, служащая приложениям."

Не могу себе даже и представить, чтобы какой-нибудь большой ученый, а особенно начальник от науки, решился сказать сегодня что-нибудь подобное! Например, - единственой целью открытия бозона Хиггса является возвеличивание человеческого духа. А ведь это было бы чистой правдой. Но теперь так говорить опасно - и начальника могут уволить за такое пренебрежение к нуждам народа, и финансирование научной институции как бы не урезали. А потому можно и нужно говорить только о пользе обществу от Хиггс-бозона, на что, разумеется, и нажимал директор ЦЕРНа. Выходит, во времена Якоби кое-каких свобод было поболее, чем во время Хиггса. 
scholast: (philosopher lighting)
Нередко приходится слышать, что наукой движет любопытство или нужда, или честолюбие, или еще какая страсть, необходимость или желание. Не помню, однако, чтобы подобное суждение высказывал кто-нибудь из гениев науки. Не могу себе представить подобный тезис в устах Декарта, Ньютона, Лейбница, Гаусса, Лобачевского, Эйнштейна, Бора, Гейзенберга или Дирака. Вообще есть две науки. Одна - практические изобретения плюс рутинная работа по накоплению данных, их раскладыванию по полочкам, рутинному же пользованию. Ею действительно движет нужда или любопытство. Другая же наука - действительно, совсем другая, мало чего общего с первой даже и имеющая. Другая наука - поиск вечных прекрасных форм за бесконечным калейдоскопом явлений. Поиск истины, Логоса, сокрытого пеленой феноменов, его от-крытие, dis-covery - от греч. слова αλήθεια - истины как открытия сокровенного. Математика в таком именно смысле родилась в кругу пифагорейцев, и означала подготовительную ступень в спасении души. Эта высокая наука рождалась и черпала силы не из нужды или страстей, а ровно напротив - благодря отрешению от них, освобождению от желаний, открывающему путь истине. Отцы науки - неподчеркнуто аскетичны. Высокая наука движима любовью к скрытому Логосу, к платоновским формам - как чисто умозрительным, так и задающим природные процессы. Любовь к Логосу может легко переходить к его абсолютизации, идолизации научного познания, ведущей к отрицанию личности и творчества, к вере в их сведение к формам и хаосу. Высокая наука имеет черты религии - а потому и входит нередко в конфликт с религией. Культ науки благороден, ибо видит сакральность форм, но одновременно и слеп - ибо формы затмили ему своего Творца, по точному образу Бубера. Проникая в народ, культ науки теряет часто свой благородный аспект, оборачиваясь пошлым материализмом, которому и свойственно все подряд объяснять нуждой да страстями. Практическая же, повседневная наука сама по себе в конфликт с религией никогда не входила и входить не может - им нечего делить, они живут на разных этажах. Практической науке было совершено достаточно и древнеегипетской геометрии, и небесных алгоритмов Птолемея. Теории же Евклида и Коперника проистекали не из практических запросов, бывших вполне удовлетворенными, а из любви к Логосу. Бруно сожгли, а Галилея судили отнюдь не за полезные изобретения, но за отказ Земле в положении космического центра. 
scholast: PeetsCaffe (Default)
Сегодня ЦЕРН объявил об открытии частицы, могущей быть бозоном Хиггса. В ближайшее время - думаю, до Рождества - следует ждать либо подтверждения того, что она и есть этот бозон, либо опровержения этой идентификации.  Открытие бозона Хиггса поставит его предсказание в тот же ряд открытий на кончике пера, что и закон всемирного тяготения, ток смещения Максвелла, общая теория относительности, уравнение Дирака. По сути дела, все фундаментальные открытия физики совершались путем умозрительного поиска красивых математических форм, совместимых с данными наблюдений и общими принципами "соседних" теорий. Вера в то, что фундаментальные законы природы описываются именно красивыми уравнениями, всегда была и остается той верой, которая двигала горы научного познания. Отыскание бозона Хиггса явилось бы еще одним подтверждением этой плодоносной веры науки в космический Логос, ведущей свое начало от Пифагора, и далее утверждавшейся Платоном, Евклидом, Коперником, Декартом, Лейбницем, Ньютоном, Эйнштеном, Бором, Гейзенбергом, Дираком.   

Profile

scholast: PeetsCaffe (Default)
scholast

January 2017

S M T W T F S
1234567
89 1011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 09:12 pm
Powered by Dreamwidth Studios