scholast: PeetsCaffe (pic1)
Кенгир
Графическое свидетельство участника восстания Юрия Ференчука. «Кровь Кенгира». Картон, масло, 1993.

Read more... )
scholast: (kvadrat)
Originally posted by [livejournal.com profile] aillarionov at «Бандеровцы» против НКВД

В результате террора на территории Западной Украины в 1944-53 гг. НКВД уничтожил как минимум 153 тыс.чел. – впятеро больше, чем было убито "бандеровцами" (30,7 тыс.чел.). Данные по числу убитых НКВД являются неполными, поскольку они не учитывают смертность среди почти полутора сотен тысяч арестованных, многие из которых были отправлены в ГУЛАГ, а также смертность среди более чем двухсот тысяч спецпоселенцев, высланных с территории Украины для работы в основном на угольных шахтах и лесоповале в восточных районах СССР.


Read more... )
scholast: (clio)
Все чаще стала выскакивать в разных колонках какая-то "иудео-христианская цивилизация". Кто придумал такую ахинею, интересно? Иудаизм, наряду с греческой мыслью, уже является, как известно, великой составляющей христианства - зачем же его присутствие дублировать? Не говорим же "греко-христианская цивилизация", и даже не говорим "христианско-рационалистическая цивилизация" - хотя последнее имело бы гораздо более смысла. Или это в пику патриотам-антисемитам говорится? Имя цивилизации, однако, слишком важно, чтобы искажать его ради политического момента.
scholast: (philosopher lighting)
Подлинное содержание истории составляет движение мысли и духа, выражающееся в рождении нового - в искусстве, философии, религии, науке, технологиях. В этом и есть рост человека, его приближение к Творцу. Условием такого роста являются индивидуальные свободы. Поэтому самое страшное, что может случится с человечеством - утрата свобод, переход в царство великих инквизиторов. История прекращает тогда течение свое, богосыновство уходит куда-то на задний план, становится латентным. Задача - расти к Богу, покуда возможно, покуда мы живы. В этом наша - и Его - радость, в этом смысл творения. Но ведь так или иначе, Вселенная все равно когда-то умрет. А что же потом? А потом будем опять расти к Нему, в новой вселенной - дети божьи не умирают. И если даже они не помнят истории, это не значит, что история пропала. Я не помню и малой доли тех задач, что решал в детстве и юности - но это отнюдь не значит, что решал их напрасно. Человечество не меньше, а много больше вселенной. Эта замечательная вселенная существует всего 13.7 млрд лет. Наш же подлинный возраст - бесконечен.
scholast: (clio)
Борис Парамонов, мой любимый ведущий культурных программ на "Свободе", выдал   блистательное эссе "Уроки Жанны д'Арк". Далее - цитата из эссе Парамонова:

Пока в России заново разгораются политические страсти, имел место один, думаю, что как раз в России незамеченный, юбилей – 600 лет со дня рождения Жанны Д’Арк. Напоминаю: это та шестнадцатилетняя французская девушка из крестьянской семьи, которая во время так называемой Столетней войны между Францией и Англией явилась к наследнику французского престола – будущему Карлу Седьмому и уговорила его поставить ее во  главе французской армии. После чего она сняла осаду англичанами Орлеана (отсюда ее прозвище Орлеанская Дева), одержала еще ряд побед и короновала Карла в Реймсе. В конце концов, она попала в руки англичан, которые судили ее как еретичку и приговорили к казни на костре. Это произошло в 1431 году, а  через двадцать пять лет Жанну реабилитировали и провозгласили героиней Франции. В конце концов, Римско-католическая церковь (которая и судила ее в Руане) возвела ее в сан святой в 1920 году... 

Вот главное в сюжете Жанны: ее трудно понять и объяснить в границах разума, она выходит из этих границ. Здесь есть элемент чуда. Мы знаем в истории достаточно много примеров, когда женщины выдавали себя за мужчин и уходили на войну: Надежда Дурова – самый известный русский случай. Но совсем другое в случае Жанны. Она, прежде всего,  не скрывала своего пола, и потом – ведь не просто воевала среди мужчин, но возглавляла их, а до этого проникла к дофину и подчинила его своей воле... 

...Тут мне хочется ... обратиться к пьесе Жана Ануя ''Жаворонок''... Одна из лучших сцен пьесы – разговор Жанны с дофином, будущим Карлом Седьмым, которого она вдохновляет к действию и предлагает свою службу. Дофин в пьесе Ануя (как, впрочем, и у Шоу) – человек слабохарактерный, но отнюдь не глупый, можно сказать, циничный. Потершись в коридорах власти, он не верит ни в сон, ни в чох. Он говорит Жанне: ''У меня по крайней мере нет великих мыслей об устройстве человечества. Они еще и не подозревают, какое это драгоценное качество. Бескорыстные люди всегда обходятся чертовски дорого''. Карл привык к тому, что политику делают не беззаветные герои, а ловкие циники. Она же убеждает дофина, что в критических ситуациях, каковая возникла сейчас, нужна прежде всего смелость. Жанна говорит: ''Бог не с теми, кто сильнее. Он с теми, кто смелее других. Бог не любит тех, кто боится. И Бог не любит лодырей''.


Карл, наконец, решается.
''Карл:  Я принял решение, ваше преосвященство. Решение, которое касается и вас, господин Ля Тремуй. Я поручаю командование моей королевской армией деве, здесь присутствующей. А если вы не согласны, господин Ля Тремуй, прошу вас отдать мне вашу шпагу. Вы арестованы.
Жанна: Браво, маленький Карл. Видишь, как это просто. Ты посмотри на их рожи! Нет, ты только посмотри на их рожи! Они подыхают от страха!''

Почему захотелось сейчас вспомнить Жанну Д’Арк? Ее юбилей – дело десятое, конечно. Актуальность сюжета в другом. В России сейчас создалась такая ситуация, которая требует от политиков не расчета, не кулуарного опыта, не цинической сообразительности и умения взвешивать шансы, но готовности рискнуть. Если не героизма, то смелости во всяком случае. И если кто-то рискнет, то у других, как уверяет Орлеанская Дева, побледнеют рожи от страха.

scholast: (clio)
Без преувеличения, Россия - страна чудес. Самое потрясающее из них - превращение большой тьмутаракани 18 века в великую европейскую культуру конца 19 века. Татьяне Лариной, как известно, нечего было читать на родном языке. В ее время только зарождалась и русская литература, и философия, и живопись, и музыка, и театр, и наука, и образование, университеты и все-все-все. Конец 18 века - Большой Взрыв русской культуры, рождение ее Вселенной. Рождение Вселенной - великая тайна, но все же чем-то и обусловленная. Ведь у нее есть авторы, и это не только гении искусств и наук - это также авторы и переводчики учебников и книг вообще, издатели и организаторы библиотек, организаторы университетов и учителя - и вообще все многочисленные подвижники и герои бурно становящейся культуры. Откуда они взялись в достаточно большом числе, и почему их не было ранее? Почему Россия оставалсь белым пятном на культурной карте Европы, в то время как ведущие европейские страны уже насчитывали века динамичного развития?

Дело в том, что героем и творцом не может быть раб. А свободное сословие появилось в России только во второй половине 18 века, в царствование Екатерины Великой. Это сословие, рожденное духом и буквой екатерининского правления, и дало подлинных творцов России. 

История наша - это не только костоломные и дикие правления при безмолвствующем, а то и безумно рукоплещущем народе. Нет, у нас есть не только этот ужас и тьма, у нас есть и свое большое чудо - чудо возникновения России как крупной европейской культуры. Либеральные реформы великой государыни дали ход мощным творческим силам нашего народа. Ответом явился золотой век русской культуры. Серебряный век был плодом реформ Александра Освободителя. Двадцатый же век был веком тоталитарной реакции, гибели уже поистине великой страны.

Пытаясь понять истоки этой катастрофы, нередко говорят о вековечном рабстве русского народа. Я тоже так думаю, и об этом писал. И все же рабство не есть вся правда, и не есть окончательная правда. Русская культура, на равных вошедшая в семью первых европейских культур, была создана всего за сто лет - создана на пути свободы, как главное дело нашей  свободы. Но культура - это не только искусства и науки, это и государство. Государство же наше, т. н. 'вертикаль власти', есть ни что иное, как азиатская деспотия допотопных времен, и притом окончательно прогнившая. То что предстоит сделать - построить государство, открывающее простор творчеству. Помня о чуде нашей культуры, а также об информационном объединении человечества и все ускоряющемся беге времени, можно надеяться, что эта задача будет решена в исторически короткие сроки. 
scholast: (philosopher lighting)
Абсолютным мерилом исторического времени может служить число порядков величин наблюдаемой Вселенной. Можно сказать, что мы живем в эпоху 45 порядков познания = 26 (от размера тела познающего субъекта до размера видимой Вселенной)+19 (от размера тела субъекта до текущей границы-вглубь-материи). Это огромное число показывает мощь универсального разума, воплощенного в физике. Ограниченность же физики состоит в том, что эта ее космическая мощь  ни на йоту не может войти в поле ее собственного зрения. Эти 45 порядков, никем никогда не предсказывавшихся, это безумно, шокирующе большое число, сообщает ведь нечто чрезвычайно важное! Нельзя же на него смотреть слепыми,  безразличными к нему глазами. Оно требует осмысления, объяснения в картине мира, оно должно стать одним из кардинальных фактов, определяющих мировоззрение. Что - человек произошел из обезьяны и потому его взгляду доступны 45 порядков Вселенной? Или все же - человек создан Творцом по образу и подобию Своему, а потому перед человеком и открыты вселенские масштабы творения?

Duoverse

Sep. 18th, 2011 04:55 pm
scholast: (philosopher lighting)
In my recent talk “Spiritual Dimensions of Scientific Cognition” at CERN discussion club “ConCERNed for Humanity” (downloadable audio mp3 and presentation pdf) I introduced a concept of the  Duoverse, as a dominating worldview, determined by the hostility of Macrocosm and Microcosm, leading to self-negation of reason. This split of initial Plato-Christian Universe first happen in philosophy of Spinoza, and became dominating due to scientific and technological progress, as a form of idolization of reason. Delusion of this idolization reveals itself in a self-negation of reason following from that. Consequences of this Duoverse state are man's fall into a world of objects among objects, loss of meaning of life, dehumanization of social life, unprecedented atrocities of the Scientific Communism and National Socialism. Here I am just briefly mentioning the main points of my talk; for the details and explanations please go to the links.

Descartes, Leibniz and Spinoza saw the question about relation between Personal God and impersonal reason as the main spiritual problem. Descartes was convinced that God is above reason, that truths of reason were determined by God. Leibniz was sure in the opposite, that “when God was creating the world, truths of reason came into his mind without asking permission”.  Spinoza went even further, than Leibniz, completely removing God from the scene, so that even His name he gave to the impersonal “substance”, what was essentially the other name of the old reason. It was good and honest Spinoza, who killed the living God, proclaiming impersonal reason as a single explanatory principle. At the same time, happened one more thing - possibly, even harder for Spinoza. He not only killed the person of God, he killed the personality per se – thus, he killed man's personality as well. And he clearly told about that, negating the free will as an illusion. No free will can be true in his substance-determined world, where the order and connection of thoughts was exactly the same as the order and connection of things, being just two revelations of the substance order and connection.  Due to finiteness of man, all his thoughts have nothing to do with the infinite absolute reason, and Spinoza clearly states that: “The reason and will which constitute God's essence must differ by the breadth of all heaven from our reason and will and have nothing in common with them except the name; as little, in fact, as the dog-constellation has in common with the dog, the barking animal.” If Spinoza were self-consistent, he should have proceeded with this conclusion to his own philosophy and negate it as something equal to the dog's bark. He tried to escape from this logical catch, and formulate ethics consistent with this deterministic worldview – but no ethics can be consistent with that total determinism, so all his statements about duties are obviously negated by his own metaphysics, as any ethical statements would.

The Spinozian worldview soon was starting to dominate, and it is still dominating as a scientific worldview, with one important modification though. Namely, Quantum Mechanics with its probabilistic picture opened a door to interventions of chaos into Spinozian “order and connection of things”. At first glance, these interventions of chaos do not let any possibility to return personality – of man or God – on the list of fundamental realities. If I am realizing that my moves are not just determined by universal laws, but also influenced by chaotic forces, this does not make my freedom less illusive. However, there is one more important point here: a scientific observer cannot distinguish between an intervention of chaos and a personal creative act. By definition, the last one is unique, and thus, scientifically unobservable.  Thus, the Quantum revolution opened a door for interventions of personalities, making them possible, arbitrarily efficient, and scientifically invisible. This view on the Quantum revolution removes a contradiction between the continuous creation of the world - by God and man - and scientific worldview.

The Duoverse with its self-negation of man has to be overcome. To return its meaning, the human personality has to return to its closeness to the very center of Being. This requires the Person at this center – the living God, Who is our eternal Father and Savior.  This is not “wishful thinking”. This is the precondition for overcoming our self-negation, returning ourselves that high source of inspiration, which can let us be strong and creative in the full awareness of tragedy and pain of life and even coming death of all the humanity. Otherwise, we are doomed to live in a world, where all our best values, any meaning of our life, are humiliated, indeed, to nothing else as “wishful thinking”.    
scholast: (philosopher lighting)
Сегодня провели вторую лекцию-беседу по истории Эллады. Разговор шел о мореплавании, свободе, вере в разум, о Солоне и Анахарсисе, но более всего - о Гомере, чьему гению Эллада обязана своей душой как никому другому. Аудио и прозрачки выложены. Всем моим слушателям и собеседникам - большое спасибо за радость этого разговора! Следующая лекция - о религиях вообще, о богах Средиземноморья и эллинских богах в особенности - будет, наверное, через неделю.
scholast: (candle)

Слово “война” сопряжено для меня прежде всего со словами “горе” и “стыд”. Я живу с памятью о том неимоверном горе, которым была война, прежде всего для моего народа, который я знаю лучше. И мне стыдно за то горе, которое моя страна принесла другим. За разжигание войны, за послевоенную оккупацию, репрессии и навязанные марионеточные тоталитарные режимы. Стыдно за то, что мой народ исполнял роль насильника и палача. Да, мы были палачами не только другим, но и себе – но ведь это только увеличивает безумную меру наших злодейств. Палач, распинающий не только чужих, но прежде всего своих близких – сверхзлодей, злодей уже среди палачей. Мы не были “освободителями Европы”. Мы были насильниками ее, отбившими у другого насильника. А для той Европы, что нам не удалось захватить, для Запада, мы были источником страха. Безумной истребительной ордой, готовой в любой момент уничтожить мир тучами своих бомб. И этот внушамый нами дикий страх составлял предмет нашей особой гордости. Мы и теперь не можем с этим расстаться, ежегодно пуская через главную площадь страны потоки могучих предметов устрашения. Да мол, живем не ахти, погрязли в воровстве, пьянстве, раболепии и злобе – но вы тут вокруг не очень-то расслабляйтесь – а то можем и врезать. Лязгаем гусеницами, пялим в небо бомборакеты, наполняемся самоуважением. Вот оно, наше державное величие - гигантские орудия убийства, ползущие одно за одним по главной площади.

День окончания войны не должен отмечаться нагнетанием гордости, торжеством победителей. Он должен быть тихим днем поминовения истинных героев, положивших жизнь свою за други своя, днем памяти ее жертв всех наций. Он должен стать не днем гордости, но днем осознания и покаяния – что и было бы шагом к действительной победе над злом.

Profile

scholast: PeetsCaffe (Default)
scholast

January 2017

S M T W T F S
1234567
89 1011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 09:22 pm
Powered by Dreamwidth Studios